Спор о взыскании оплаты листка нетрудноспособности

По смыслу пп. 1 п. 1 ст. 333.36 части второй НК РФ и ст. 393 ТК РФ работники при обращении в суд с исками о восстановлении на работе, взыскании заработной платы (денежного содержания) и иными требованиями, вытекающими из трудовых отношений, в том числе по поводу невыполнения либо ненадлежащего выполнения условий трудового договора, носящих гражданско-правовой характер, освобождаются от уплаты судебных расходов.

Если ответчиком сделано заявление о пропуске истцом срока обращения в суд (ч. 1 и 2 ст. 392 ТК РФ) или срока на обжалование решения комиссии по трудовым спорам (ч. 2 ст. 390 ТК РФ) после назначения дела к судебному разбирательству (ст. 153 ГПК РФ), оно рассматривается судом в ходе судебного разбирательства. В качестве уважительных причин пропуска срока обращения в суд могут расцениваться обстоятельства, препятствовавшие данному работнику своевременно обратиться с иском в суд за разрешением индивидуального трудового спора (например, болезнь истца, нахождение его в командировке, невозможность обращения в суд вследствие непреодолимой силы, необходимость осуществления ухода за тяжелобольными членами семьи).

Истец без уважительных причин пропустил срок для обращения в суд за разрешением индивидуального трудового спора, что является самостоятельным основанием к вынесению решения об отказе в иске.

По мнению суда, у истца должно было сформироваться представление о том, имеются ли признаки нарушения его прав или нет, в день увольнения, когда истцом не был получен окончательный расчет. Данных об обстоятельствах, препятствовавших обращению истца в суд в установленный законом срок, не представлено, в связи с чем оснований для восстановления пропущенного срока не имеется. В связи с этим суд отказался удовлетворить требования истца и, в частности, взыскать с ООО задолженность по выплате пособия по временной нетрудоспособности, компенсацию за неиспользованный отпуск, выходное пособие, а также признать факт трудовых отношений с ответчиком, а увольнение истца — недействительным.

Суд обязал ответчика произвести расчет и оплату по листкам нетрудоспособности и взыскал с ответчика компенсацию морального вреда, пояснив, что пособие по временной нетрудоспособности является государственной гарантией и для его получения со стороны работника также должны соблюдаться требования действующего законодательства.

Согласно материалам дела работник бухгалтерии ответчика самостоятельно, без наличия на то оснований внес изменения в листок нетрудоспособности с составлением пояснительной записки, что послужило основанием для возврата листка нетрудоспособности и направления истца за дубликатом документа строгой отчетности. Факт внесения работниками ответчика отметок в листок нетрудоспособности подтвержден в суде в том числе ответом медицинского учреждения о том, что листки нетрудоспособности действительно выдавались истцу, оформлены правильно, в соответствии с требованиями Приказа Минздравсоцразвития России от 29.06.2011 N 624н «Об утверждении порядка выдачи листков нетрудоспособности». Указанный факт порчи листка нетрудоспособности подтверждается и протоколом о том, что листок имеет дописку в виде кода под номером «31» и имеются основания для выдачи дубликата листка. Доводы ответчика о нарушении срока предоставления истцом листков нетрудоспособности к оплате признаны судом несостоятельными, поскольку первоначально истец своевременно предоставил ответчику листки нетрудоспособности по выходу на работу.

Получение дубликатов указанных листков связано в первую очередь с ненадлежащим обращением работников бухгалтерии работодателя с документами строгой отчетности и их порчей, а также с неверным толкованием положений Порядка по выдаче листков нетрудоспособности, с последующим необоснованным возложением на истца обязанности получения дубликатов документов, подтверждающих факт нетрудоспособности и являющихся основанием к начислению страховых выплат.

По мнению суда, истец должен был знать о предполагаемом нарушении прав при получении пособия по беременности и родам, а также при получении ежемесячного пособия по уходу за ребенком каждый соответствующий месяц и значительно пропустил срок для обращения в суд, в связи с чем в удовлетворении иска об обязании ответчика произвести оплату отпуска по беременности и родам, а также ежемесячного пособия по уходу за ребенком до 1,5 года, и о взыскании компенсации морального вреда отказано.

Суд пояснил, что предусмотренный в ст. 392 ТК РФ срок для обращения в суд за разрешением индивидуального трудового спора является более коротким по сравнению с общим сроком исковой давности, установленным гражданским законодательством. Однако этот сокращенный срок для обращения в суд и правила его исчисления направлены на быстрое и эффективное восстановление нарушенных прав работника, включая право на своевременную оплату труда, и по своей продолжительности этот срок является достаточным для обращения в суд.

Своевременность обращения в суд зависит от волеизъявления работника, а при пропуске срока по уважительным причинам он может быть восстановлен судом (ч. 3 ст. 392 ТК РФ). Отказ же в восстановлении пропущенного срока работник вправе обжаловать в установленном законом порядке.

Суд не принял во внимание довод истца о том, что он пропустил срок для обращения в суд в связи с нахождением в отпуске по уходу за ребенком на территории Республики Беларусь, где он вынужден был находиться в связи с материальными обстоятельствами семьи и здоровьем ребенка. Суд отметил, что нахождение истца на территории другого государства не препятствовало ему направить исковое заявление почтой и, кроме того, зависело от воли истца.

При разрешении вопроса о пропуске истцом срока обращения с иском в суд и о наличии уважительных причин пропуска срока суд не принял во внимание то обстоятельство, что истец в период с 29.10.2014 по 22.12.2014 был нетрудоспособен, в связи с чем ему было выдано четыре листка нетрудоспособности, которые он предъявил работодателю и которые были ему возвращены 30.12.2014 для надлежащего оформления.

В обоснование требований к ООО о взыскании заработной платы, об обязании осуществить расчет при увольнении, об оплате листков нетрудоспособности и о взыскании компенсации морального вреда истец указывал, что при увольнении ему не выплачена заработная плата за ноябрь 2014 г. и не оплачено четыре листка нетрудоспособности. Суд сделал вывод о пропуске истцом срока обращения в суд за разрешением индивидуального трудового спора (ст. 392 ТК РФ) и отказался удовлетворить иск. По мнению суда, о предполагаемом нарушении своих прав истец должен был знать не позднее дня увольнения, а именно 24.11.2014. Именно с этого дня начинает исчисляться срок для обращения с иском в суд, однако за защитой своих прав истец обратился в суд лишь 27.03.2015, то есть с пропуском трехмесячного срока, установленного ч. 1 ст. 392 ТК РФ.

Кроме того, истец не представил доказательств, подтверждающих уважительность причин пропуска срока, в связи с чем пропущенный срок восстановлению не подлежит. Данное решение суда было отменено, а дело направлено на новое рассмотрение, поскольку суд не учел нетрудоспособность истца в период с 29.10.2014 по 22.12.2014, подтвержденную листками нетрудоспособности, в качестве уважительных причин пропуска срока.