Декретный папа

Традиционно было принято считать, что при распределении домашних ролей мужчина становится добытчиком, а женщина — хранительницей очага и воспитателем детей. Однако сегодня мы наблюдаем изменения в традиционных представлениях и увеличение количества вариантов деления семейных обязанностей.

Так, одним из таких вариантов все чаще становятся случаи, когда по каким-либо семейным причинам именно отец ребенка или уходит в отпуск по уходу за ребенком, или берет больничный на время болезни ребенка.

В нашей статье мы рассмотрим, на какие моменты нужно обратить внимание руководителям организаций для того, чтобы временная нетрудоспособность таких отцов не повлекла за собой трудностей для их работодателей, а также изучим, какие в настоящее время возникают судебные споры по этому поводу.

Сразу оговоримся, что в нашей статье мы будем рассматривать только случаи, когда речь идет об отцах, биологический и юридический статус которых совпадают. Если же отец «не вписан» в свидетельство о рождении или в такой роли выступает так называемый гражданский муж матери, не являющийся отцом ребенка, наши рекомендации в таких случаях не помогут. Причина этого кроется в том, что так называемые гражданские супруги, по сути, не являются таковыми, а значит и так называемый гражданский муж по отношению к ребенку гражданской жены ни родственником, ни членом семьи не является.

Отец берет отпуск по уходу за ребенком до 3 лет

Это право предусмотрено статьей 256 Трудового кодекса Российской Федерации (далее по тексту статьи — ТК РФ): «Отпуска по уходу за ребенком могут быть использованы полностью или по частям также отцом ребенка, бабушкой, дедом, другим родственником или опекуном, фактически осуществляющим уход за ребенком».

Говоря о реализации указанного права, необходимо отметить следующие нюансы, выработанные судебной и правоприменительной практикой:

1. Верховный суд Российской Федерации (далее по тексту статьи — ВС РФ) отмечает, что в случае возникновения спора одним из обстоятельств, которые необходимо выяснить, а следовательно, и условием, которое нужно соблюсти, является факт ухода за ребенком именно тем лицом, которое подает заявление о предоставлении отпуска по уходу за ребенком до 3 лет.

Это прямо предусмотрено в пункте 19 Постановления Пленума ВС РФ от 28.01.2014 N 1 «О применении законодательства, регулирующего труд женщин, лиц с семейными обязанностями и несовершеннолетних»: «…при разрешении спора об отказе в предоставлении отпуска по уходу за ребенком до достижения им возраста трех лет отцу, деду (бабушке) либо другому лицу суду необходимо проверять, осуществляет ли данное лицо фактический уход за ребенком и не предоставлен ли этот отпуск матери ребенка».

2. Существуют некоторые специальности, работы, виды деятельности, на которые часть 2 статьи 256 ТК РФ распространяет свое действие с ограничениями. Так, например, в Обзоре законодательства и судебной практики ВС РФ за третий квартал 2007 года, утвержденном Постановлением Президиума ВС РФ от 07.11.2007, в разделе «вопрос 5» рассматривалась данная проблема применительно к сотрудникам органов внутренних дел. Аналогичное ограничение касается и военнослужащих. Конституционный суд Российской Федерации (далее по тексту статьи — КС РФ) в своем определении от 15.01.2009 N 187-О-О указал: «…не допускается совмещение военнослужащими мужского пола, проходящими военную службу по контракту, исполнения служебных обязанностей и отпуска по уходу за ребенком для воспитания малолетних детей, что […] обусловлено спецификой правового статуса военнослужащих […] и необходимостью создания условий для эффективной профессиональной деятельности военнослужащих, выполняющих долг по защите Отечества».

Однако данную проблематику в рамках настоящей статьи мы рассматривать не будем.

Важно! Указанное ограничение в настоящее время остается действующим и законным, несмотря на то, что Постановлением Большой палаты Европейского суда по правам человека по жалобе N 30078/06 Страсбургский суд признал такое ограничение дискриминационным и непропорциональным, отметив, что он [суд] «находит… неубедительным»… аргумент… заключающийся в том, что массовый уход военнослужащих в отпуска по уходу за своими детьми негативно скажется на обороноспособности страны и эффективности управления ее вооруженными силами». Однако вопросы правового статуса решений международных судов оставим за пределами нашей статьи.

3. Само по себе право отца на отпуск по уходу за ребенком не влечет за собой автоматической обязанности работодателя предоставить ему такой отпуск. Необходимо соблюдение определенных условий, среди которых: неиспользование такого отпуска матерью ребенка (или иным родственником), а также невозможность осуществлять такой уход матерью и, как уже было указано выше, осуществление фактического ухода за ребенком именно отцом ребенка.

В этой связи интересным представляется дело, рассмотренное (на уровне апелляции) Верховным судом Республики Башкортостан 02.07.2015 (дело N 33-11029/2015).

В указанном споре истец изначально обратился к своему работодателю с заявлением о предоставлении отпуска по уходу за ребенком до достижения им 3 лет, однако работодатель не только не предоставил отпуск, но и не уведомил истца о результатах рассмотрения его заявления. После чего истец обратился в суд первой инстанции с требованиями о признании отказа в предоставлении отпуска по уходу за ребенком незаконным, обязании предоставить отпуск по уходу за ребенком и взыскании компенсации морального вреда.

При рассмотрении дела была использована следующая аргументация:
«…суд исходил из того, что
— отпуск по уходу за ребенком до достижения им возраста трех лет предоставлен матери ребенка;
— прерывание отпуска по личной инициативе матери не свидетельствует о возникновении у работодателя обязанности предоставить такой отпуск отцу ребенка;
— доказательств фактического осуществления ухода за малолетним ребенком, обстоятельств, исключающих возможность ухода за ребенком матерью, истцом не представлено.
Кроме того, на момент обращения с заявлением о предоставлении отпуска по уходу за ребенком истец находился на больничном, что опровергает его доводы о фактическом осуществлении ухода за ребенком».

На основании указанных выше доводов суд отказал истцу в удовлетворении его требований.

4. Ни ТК РФ, ни подзаконные нормативные правовые акты не содержат перечня документов, на основании которых работник должен доказать (или работодатель проверить) факт ухода за ребенком. Следовательно, в такой ситуации работодатель несет самостоятельно риски как необоснованного предоставления отпуска, так и риски возникновения диаметрально противоположной ситуации — необоснованного отказа в предоставлении отпуска со всеми вытекающими из этого правовыми последствиями.

На это обратил внимание правоприменитель в апелляционном определении Московского городского суда от 10.07.2015 по делу N 33-24263/2015 (несмотря на то, что в указанном споре истцом выступал дедушка ребенка, для нашей статьи спор будет интересен, так как материально-правовые обоснования исковых требований, по сути, в данных ситуациях аналогичны). Вот краткая суть дела:

«Истец обратился суд с иском к ответчику об обязании предоставить отпуск по уходу за ребенком, являющимся его внуком, до достижения им возраста 1,5 лет.

[…] истцом в материалы дела представлены доказательства, свидетельствующие о том, что истец осуществляет фактический уход за внуком.

[…] нормативными актами не установлен перечень документов, подлежащих предоставлению работником работодателю в подтверждение фактического ухода за ребенком, а неиспользование отпуска по уходу за ребенком его родителями было подтверждено справками с места их работы, следовательно, оснований для отказа в предоставлении истцу отпуска по уходу за ребенком (внуком) у ответчика не имелось».

Отец получает листок временной нетрудоспособности в связи с болезнью ребенка в возрасте до 3 лет

Порядок реализации указанной возможности определен в пункте 41 Приказа Минздравсоцразвития России от 29.06.2011 N 624н «Об утверждении порядка выдачи листков нетрудоспособности», согласно которому при заболевании ребенка в период, когда мать (иной член семьи, фактически осуществляющий уход за ребенком) не нуждается в освобождении от работы (ежегодные оплачиваемые отпуска, отпуск по беременности и родам, отпуск по уходу за ребенком до достижения им возраста 3 лет, отпуск без сохранения заработной платы), листок нетрудоспособности по уходу за ребенком (в случае, когда он продолжает нуждаться в уходе) выдается со дня, когда мать (иной член семьи, фактически осуществляющий уход за ребенком) должна приступить к работе.

На наш взгляд, это наиболее трудная ситуация для работодателей, так как в таких случаях часто имеют место ошибки лечебного учреждения (выдают больничный тогда, когда не имеют права этого делать, как, например, было указано в начале статьи, сожителю матери ребенка), а работодатель не знает и не может знать об этом (особенно в крупных структурах), однако несет негативные последствия — Фонд социального страхования Российской Федерации отказывает в возмещении работодателю выплаченных работнику по таким «неправильным больничным» денежных средств. Однако не будем торопиться и рассмотрим варианты развития событий, исходя из существующей судебной практики:

1. Если отец (работник) представляет работодателю листок временной нетрудоспособности в связи с болезнью своего ребенка, не достигшего 3 лет, то работодатель (ни бухгалтер, ни сотрудник кадровой службы, ни иные ответственные лица) не обязан проверять, работает ли мать этого ребенка, а Фонд социального страхования РФ в свою очередь не имеет права отказать в возмещении работодателю выплаченных денежных средств.

Такая ситуация неоднократно рассматривалась судами, в том числе высшими. Вот только некоторые примеры судебной практики:
1.1. Дело N А50-20974/2012 (определение ВАС РФ от 11.12.2013 N ВАС-17630/13): ФСС РФ не доказал факт нахождения матери в отпуске по уходу за ребенком (иного члена семьи, фактически осуществляющего уход за ребенком), в связи с чем оснований для отказа в возмещении расходов общества на выплату пособий по временной нетрудоспособности не имелось.

1.2. Дело N А50-7098/2013 (на примере постановления ФАС Уральского округа от 26.02.2014 N Ф09-14928/13; определением ВС РФ от 27.08.2014 N 309-ЭС14-36 отказано в передаче дела N А50-7098/2013 в Судебную коллегию по экономическим спорам ВС РФ для пересмотра в порядке кассационного производства данного постановления):

истец (юридическое лицо) обратился в арбитражный суд с заявлением о признании недействительным решения ФСС от […] N […] в части непринятия к зачету расходов на выплату страхового обеспечения по обязательному социальному страхованию на случай временной нетрудоспособности в связи с материнством в части суммы […], выплаченной гр. […].
[…] Для правильного разрешения настоящего спора необходимо доказать факт болезни ребенка в возрасте до 7 лет, факт наличия родственных отношений и обстоятельства осуществления фактического ухода за ребенком.

В отношении спорного листа нетрудоспособности ни один из этих фактов, свидетельствующих о наступлении страхового случая, фондом не оспаривается.

1.3. Дело N А50-20974/2012 (на примере постановления ФАС Уральского округа от 19.08.2013 N Ф09-7405/13; определением ВАС РФ от 11.12.2013 N ВАС-17630/13 отказано в передаче дела N А50-20974/2012 в Президиум ВАС РФ для пересмотра в порядке надзора данного постановления): не приняты к зачету расходы на выплату страхового обеспечения со ссылкой на то, что они не подтверждены документально, произведены на основании листков нетрудоспособности, выданных с нарушением установленного порядка. Суд аргументировал свое решение следующим образом:

…фондом в материалы дела не представлено доказательств, подтверждающих факт нахождения матери ребенка в отпуске по уходу за ребенком (иного члена семьи, фактически осуществляющего уход за ребенком), суды пришли к правомерному выводу об отсутствии оснований для отказа фонда в возмещении расходов общества на выплату пособий по временной нетрудоспособности в связи с болезнью ребенка работникам — отцам детей.

1.4. Определение Верховного суда РФ от 09.02.2015 N 10-КГ14-6:

истец обратился в суд с иском к своему работодателю о взыскании пособия по временной нетрудоспособности в связи с осуществлением ухода за больным ребенком. В обоснование исковых требований истец указал на то, что его супруга […] находится в отпуске по уходу за ребенком — младшим сыном […], старший сын […] посещает детский сад.
В связи с болезнью старшего сына супруга находилась с ним на стационарном лечении в больнице с […] по […], а истец находился на больничном в связи с болезнью младшего сына с […] по […].

[…] суду для правильного разрешения спора следовало установить следующие юридически значимые и подлежащие доказыванию обстоятельства: факт болезни ребенка в возрасте до 7 лет, факт родственных отношений истца с ребенком и осуществление истцом фактического ухода за ребенком.

[…]

Судебная коллегия по гражданским делам ВС РФ определила дело направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Важно! Несмотря на приведенную выше в качестве примеров судебную практику в пользу работодателей, Фонд социального страхования РФ, к сожалению, зачастую по-прежнему продолжает отказывать в возмещении выплат по таким больничным. Следовательно, работодатели должны быть готовы к потенциальному спору с ФСС РФ при оплате работнику — отцу ребенка до 3 лет его временной нетрудоспособности из-за болезни ребенка.

1.5. Дело N 33-24492 (апелляционное определение Московского городского суда от 26.09.2014). В данном деле отцу ребенка был выдан листок временной нетрудоспособности в связи с болезнью ребенка, за которым он осуществлял уход, в то время как мать ребенка осуществляла уход за вторым ребенком, который также болел, однако работодатель неправомерно отказал работнику в выплате пособия по временной нетрудоспособности:

[…] В данном случае […] отказ суда в выплате пособия по временной нетрудоспособности истцу со ссылкой на п. 40 Порядка от 29.06.2011 N 624н неправомерен, основан на неправильном применении норм материального права.

1.6. Дело N 33-3639/2012 (апелляционное определение Верховного суда Удмуртской Республики от 13.11.2012):

В данном случае имел место отказ больницы в выдаче листа временной нетрудоспособности по болезни ребенка. После рассмотрения спора суд отказал истцу в удовлетворении его требований (о признании незаконным отказа в выдаче листка нетрудоспособности, возложении обязанности выдать листок нетрудоспособности, взыскании компенсации морального вреда).

На наш взгляд, этот спор представляет интерес именно по причинам отказа в удовлетворении исковых требования:

— в день обращения в больницу по причине заболевания истец не нуждался в освобождении от работы;

— на повторный осмотр истец с ребенком не явился, в связи с чем нуждаемость ребенка в постороннем уходе не подтверждена и основания для выдачи указанного листка отсутствовали.
Таким образом, можно сделать вывод, что правоприменитель защищает не только работников от значительного ухудшения их материального положения из-за болезни ребенка, но и работодателей от неправомерных требований работников.

2. Вторая ситуация с точки зрения правового регулирования является еще более сложной и проблемной для работодателей. Речь идет о случаях, когда листок временной нетрудоспособности приносит отец ребенка до 3 лет, но болеет не ребенок, а его мать, которая и осуществляет за ними уход.

Определенным показателем указанной сложности служит то обстоятельство, что данная проблема была рассмотрена еще 8 лет назад КС РФ. Однако ни сам суд не предложил однозначного решения, ни правоприменитель при последующем изменении законодательства и подзаконных актов. Итак, рассмотрим кратко постановление КС РФ от 06.02.2009 N 3-П «По делу о проверке конституционности…»:

[…]

Осуществление ухода за малолетним ребенком — самостоятельный страховой случай, представляющий собой реализацию такого социального страхового риска, как материнство […].
При этом… одновременное предоставление отпуска по уходу за ребенком нескольким членам семьи исключается […].

Исходя из изложенного КС РФ постановил признать не противоречащей Конституции РФ часть 1 статьи 5 Федерального закона «Об обеспечении пособиями по временной нетрудоспособности, по беременности и родам граждан, подлежащих обязательному социальному страхованию» […].
Следовательно, как мы видим, в описываемой ситуации отцу листок временной нетрудоспособности при болезни матери ребенка до 3 лет не должен выдаваться, так как такая выдача будет противоречить законодательству Российской Федерации.

Если подводить краткие итоги нашей сложной темы, можно дать следующие рекомендации работодателям:

1. При получении от работника — отца ребенка до 3 лет заявления о предоставлении ему отпуска по уходу за ребенком нужно убедиться доступными для работодателя способами (например, получить от работника разъяснение) в наличии не только родственной связи между работником и ребенком, но и в том, что именно этот работник будет осуществлять уход за ребенком (например, в случае длительной тяжелой болезни матери ребенка или неиспользования ею такого отпуска).

2. При получении от работника — отца несовершеннолетнего ребенка листка временной нетрудоспособности, выданного лечебным учреждением в связи с болезнью ребенка, в первую очередь работодателю нужно проверять информацию о возрасте ребенка. Если ребенок не достиг возраста 3 лет, то у работника нужно уточнить, находится ли мать ребенка в отпуске по уходу за ребенком, болеет ли она, болеют ли другие дети работника (если они есть). Эти мероприятия призваны помочь принять работодателю верное решение относительно оплаты/неоплаты такого больничного листа.

При выплате пособия по временной нетрудоспособности работнику, у которого болеет ребенок, не достигший 3 лет, и мать которого в этот период не может осуществлять уход за ребенком, работодателю рекомендуется особенно тщательно проверять информацию и сохранять подтверждающие документы, так как велика вероятность возникновения судебных споров с ФСС РФ.